Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

яблоко

"Христианские древности Пермского края" в Государственном историческом музее

Картинки с выставки


Collapse )


Эти скульптуры принято называть пережитком язычества, наивной, простодушной попыткой приспособить старую привычку создания деревянных идолов к новым условиям - существованию в рамках христианской традиции. После своей поездки в Пермь я много читала об этих скульптурах. В литературе приводится множество примеров трогательной, человеческой заботы о “деревянных богах”: им делали одежду и обувь, их провожали как живых, когда нужно было куда-то их перевозить… Да, есть в этом что-то языческое. Но мне больше нравится думать, что известными и неизвестными резчиками двигало то же самое, что двигало художниками эпохи Возрождения: стремление воплотить в произведениях своего мастерства отблеск горнего мира, который они каким-то краешком сознания сумели зацепить. Такой мостик между мирами.

Кстати, к вопросу о язычестве. Обычай почитания икон имеет очень поэтичное обоснование, которое было сформулировано в ответ на ересь иконоборчества. Икона (а если понимать шире, то вообще любое изображение) может быть и должна быть, потому что в христианстве Бог был воплощён в человеческом облике, а раз это произошло, то не может быть ничего предосудительного в добросовестных попытках изобразить духовный мир с помощью красок или резца. Дальше уже начинаются тонкости, но касаются они исключительно внутреннего отношения. Другой вопрос, что именно в наших краях такое не принято: икона - да, пожалуйста, но не скульптура. Собственно, кроме Перми я такую храмовую скульптуру (Христа в темнице) видела ещё только в одной церквушке в Калужской области. Такие редкие отступления от привычного шаблона как-то очень отзываются в душе. Это образ того, как правила, каноны и обычаи не костенеют, не превращаются в набор правил и шаблонов, а прорастают на разной почве и в разных условиях, сохраняя в себе приметы своего времени.
writing

(no subject)

Отцы пустынники и жены непорочны,
Чтоб сердцем возлетать во области заочны,
Чтоб укреплять его средь дольних бурь и битв,
Сложили множество божественных молитв;
Но ни одна из них меня не умиляет,
Как та, которую священник повторяет
Во дни печальные Великого поста;
Всех чаще мне она приходит на уста
И падшего крепит неведомою силой:
Владыко дней моих! дух праздности унылой,
Любоначалия, змеи сокрытой сей,
И празднословия не дай душе моей.
Но дай мне зреть мои, о боже, прегрешенья,
Да брат мой от меня не примет осужденья,
И дух смирения, терпения, любви
И целомудрия мне в сердце оживи.

А.С.Пушкин, 22 июля 1836
книги

Курс "История религий" Леонида Мациха

Я уже писала о нём пару раз. Выкладывала ссылки на передачи по "Культуре" про масонов и про историю женщин. Сейчас хочу сказать пару слов о другом курсе "История религий". Кто смотрел, может себе представить манеру повествования и знает, что это прекрасно. "Блеск неугрюмого ума", по замечанию rubia_maria вдвойне приятен, когда направлен он не просто на то, чтобы сверкать гранями, а дело большое и важное -- на распространение знания.

История вообще дисциплина классная, потому что дает понимание того, что, как и откуда взялось, почему получилось так, а не иначе. Это искусство памяти и искусство причинно-следственных связей. История религий замечательна вдвойне, потому что она говорит о причинно-следственных связях в сфере душевной и духовной. Как только человек в своих поступках начинает выходить за рамки биологической целесообразности -- всё, это уже сфера культуры и, как говорится в самой первой лекции, в какой-то степени, сфера религии.

Пока на сайте выложено только пять лекций -- "Религия как общественный феномен", "Методы религиозного познания", "Ранние формы религии", "Религия в Древнем Египте", "Религия древней Мессопотамии" и "Всё есть ты" -- первая из серии лекций о религиях Индостана".

Не надо пугаться сложных слов и терминов, по ссылкам на страницах изложены основные тезисы каждой лекции и речь там идёт об очень интересных и вполне прикладных вещах.

Рекомендуется для прослушивания вообще всем, а в особенности тем, кто хочет понять их, людей, которые верят во что-то, чего никто никогда не видел.
жанна

Христианское воинство: Николай Можайский

Когда-то давным-давно возникла тема святых-воинов или святых, которые так или иначе изображались с оружием в руках. Развивалась она медленно, но верно: очень бегло тогда было сказано о ветхозаветных персонажах, которые воевали и прославились не в последнюю очередь именно благодаря своим ратным подвигам. Потом разговор зашел о раннехристианских воинах-мучениках, которые стали покровителями тех, кто по долгу службы держит в руках оружие, но прославлены были в первую очередь за мужество перед лицом смерти за исповедание христианской веры.

Сегодняшнее добавление необычное, потому что оружие на этом изображении держит в руках человек, облаченный в епископские одежды. В высшей степени странное сочетание, но возникло оно по серьёзному поводу.


Фото drugoi


Collapse )
writing

Пермская художественная галерея. Часть 1.

Галерея размещается в здании Спасо-Преображенского собора, построенного в начале 19 века. Да, это самый что ни на есть живой памятник тому времени, когда церкви и соборы приспосабливались под самые разные хозяйственные нужды. По большому счету, этому собору ещё очень повезло: он сразу же передан художественной галерее и благодаря этому судьба у него была сравнительно благополучной. Сравнительно - потому, что для размещения экспонатов пришлось очень сильно реорганизовать внутреннее пространство.

В результате получается очень своеобразный эффект. Это очень мощное, красивое, очень классическое здание, стоит оно на высоком берегу Камы, так что фоном для него служит только небо и впечатление получается немного как в Петербурге (впрочем, может быть это мне так из-за погоды показалось :-)).
Collapse )
writing

Сретенье

Анне Ахматовой

     Когда она в церковь впервые внесла
     дитя, находились внутри из числа
     людей, находившихся там постоянно,
        Святой Симеон и пророчица Анна.

     И старец воспринял младенца из рук
     Марии; и три человека вокруг
     младенца стояли, как зыбкая рама,
        в то утро, затеряны в сумраке храма.

     Тот храм обступал их, как замерший лес.
     От взглядов людей и от взоров небес
     вершины скрывали, сумев распластаться,
        в то утро Марию, пророчицу, старца.

     И только на темя случайным лучом
     свет падал младенцу; но он ни о чем
     не ведал еще и посапывал сонно,
        покоясь на крепких руках Симеона.

     А было поведано старцу сему,
     о том, что увидит он смертную тьму
     не прежде, чем сына увидит Господня.
        Свершилось. И старец промолвил: "Сегодня,

     реченное некогда слово храня,
     Ты с миром, Господь, отпускаешь меня,
     затем что глаза мои видели это
        дитя: он — Твое продолженье и света

     источник для идолов чтящих племен,
     и слава Израиля в нем." — Симеон
     умолкнул. Их всех тишина обступила.
        Лишь эхо тех слов, задевая стропила,

     кружилось какое-то время спустя
     над их головами, слегка шелестя
     под сводами храма, как некая птица,
        что в силах взлететь, но не в силах спуститься.

     И странно им было. Была тишина
     не менее странной, чем речь. Смущена,
     Мария молчала. "Слова-то какие..."
        И старец сказал, повернувшись к Марии:

     "В лежащем сейчас на раменах твоих
     паденье одних, возвышенье других,
     предмет пререканий и повод к раздорам.
        И тем же оружьем, Мария, которым

     терзаема плоть его будет, твоя
     душа будет ранена. Рана сия
     даст видеть тебе, что сокрыто глубоко
        в сердцах человеков, как некое око".

     Он кончил и двинулся к выходу. Вслед
     Мария, сутулясь, и тяжестью лет
     согбенная Анна безмолвно глядели.
        Он шел, уменьшаясь в значеньи и в теле

     для двух этих женщин под сенью колонн.
     Почти подгоняем их взглядами, он
     шел молча по этому храму пустому
        к белевшему смутно дверному проему.

     И поступь была стариковски тверда.
     Лишь голос пророчицы сзади когда
     раздался, он шаг придержал свой немного:
        но там не его окликали, а Бога

     пророчица славить уже начала.
     И дверь приближалась. Одежд и чела
     уж ветер коснулся, и в уши упрямо
        врывался шум жизни за стенами храма.

     Он шел умирать. И не в уличный гул
     он, дверь отворивши руками, шагнул,
     но в глухонемые владения смерти.
        Он шел по пространству, лишенному тверди,

     он слышал, что время утратило звук.
     И образ Младенца с сияньем вокруг
     пушистого темени смертной тропою
        душа Симеона несла пред собою

     как некий светильник, в ту черную тьму,
     в которой дотоле еще никому
     дорогу себе озарять не случалось.
        Светильник светил, и тропа расширялась.

              16 февраля 1972
книги

Предвкушение

— ... Не доверяй иезуитам. Не доверяй им никогда. Знаешь, что писал о них один священник? Заметь себе, священник. Не масон, не карбонарий и не иллюминат, друг Сатаны, как часто любят их изображать. А ангельского добротолюбия священник, аббат Джоберти. «Именно иезуитство умаляет, гонит, мучит, оклеветывает, преследует и разоряет людей, одаренных свободой духа. Именно иезуитство изгоняет с публичных должностей людей порядочных и достойных и заменяет их никчемными и подлыми. Именно иезуитство мешкает, задерживает, стопорит, стреножит, расслабляет, препятствует тысячами способов в деле общественного и частного образования. Насаждает обиды, недоверия, пристрастность, ненависть, ссоры, явные и потаенные раздоры между личностями, семействами, классами, государствами, правительствами и народами. Иезуитство плющит умы, разбивает сердца, парализует волю. Где иезуиты, там бездеятельность — а она развращает юношество. Где иезуиты, там лицемерная и уклончивая мораль — а она развращает зрелый возраст. Иезуиты разрывают, холодят и гасят дружеские связи, кровные узы, сыновнюю привязанность, священную к родине любовь у подавляющего числа граждан. В мире нет столь бессердечной секты... (Это так писал Джоберти.) Столь бездушной, жесткой и немилосердной во всем, что касается защиты собственных интересов, как Общество Иисусово. За сладко-льстивыми личинами, медово-приторными речами и всеми вкрадчивыми и мягкими повадками у иезуитов, соблюдающих правило и дисциплину общества и слепо подчиненных начальству, таится железный характер, не сгибаемый святыми чувствами, не сгибаемый благороднейшими привязанностями. Иезуит неукоснительно выполняет завет Макиавелли о том, что где пекутся о благоденствии отечества, нет места рассуждениям о справедливости или неправедности, о милосердии или лжи. В этих интересах их воспитывают с младенчества в интернатах, дабы не свыкались с семейным теплом, не обретали бы друзей, а жили в предрасположении доносительства по начальству о наималейших упущениях самых дружественных товарищей, смиряли бы всякие движения сердец и располагались к безоговорочному подчинению, аки труп». Джоберти пишет, что индийские фансигары, члены секты душителей, жертвоприносят своим божествам врагов, умерщвляя их петлями или ножами. Иезуиты же убивают души людские языками, будто рептилии. Или же перьями.

— Хотя комично, — завершал мой отец, — что эти свои идеи Джоберти позаимствовал из романа, опубликованного за год до выхода его сочинения. Из «Вечного жида» Эжена Сю.

Умберто Эко "Пражское кладбище"


Всё как всегда у Пресветлого :-)
Ещё тизеры здесь.
И, если что, оно уже вышло.
лампочка

Научно-технический аргумент бытия Бога

mikhail_epstein

Техника древности была материальной: топор, плуг, молот, серп. По-настоящему интеллектуальная техника, интеллектуальные машины стали возникать совсем недавно, примерно полвека назад (ведь нельзя назвать интеллектуальной техникой даже паровую машину, или электрический мотор, или авиационный двигатель). Собственно, настоящее открытие интеллектуальной техники, т.е. компьютеров, электронной сети, виртуальных миров совершилось на глазах моего поколения. И лично мне стало легче верить в Бога, в сверхъестественный разум после того, как я познакомился с возможностями искусственного разума, пусть пока еще и самыми примитивными. Если я могу творить нечто столь похожее на меня, это увеличивает вероятность того, что я сам сотворен.
<...>
Теперь мы знаем, сколь компактны средства хранения информации, как в одном зернышке вещества может помещаться не только план будущего дерева, но и, если это электронное вещество, компьютерный чип, система квантов, и т.п., - тысячи и миллионы книг, планы городов, информация о всех людях, государствах, планетах и т.д. Информация о Вселенной и о каждой ее частице потенциально может храниться в электронном горчичном зерне (т.е. наименьшем из всех зерен).

Что же удивительного, что Всевышнее существо, Верховный разум может хранить в себе планы не только нашей, но бесчисленных мириад других вселенных и проникать в тайное тайных каждой личности, всех разумных существ, в их прошлое и будущее. Раньше, с молотком и мотыгой, в это оставалось только верить, как в сказку, чудо, миф. Техника приближает к нам это сверхъестественное, делает его естественным для разума, объяснимым вполне рационально. То, во что древние верили, мы теперь можем уже почти знать, по слову апостолу Павла о том, как догадка перейдет в знание.


Читать полностью

drolerie

Часть вторая: раннехристианские воины-мученики

Часть первая: библейские персонажи.

Итак, обратимся к святым, жившим на рубеже 3-4 века в римской империи – в то самое время, когда гонения на христиан были особенно активными: последний виток перед легализацией новой веры.

Первый в сегодняшнем списке – покровитель англичан, грузин и москвичей и, наверное, первый и самый известный воин-мученик (впрочем, хронологию хорошо бы уточнить).

Collapse )